Время идет – и его не остановишь: Оно ведь все равно, что деньги

Время идет – и его не остановишь: Оно ведь все равно, что деньги Время идет – и его не остановишь: Оно ведь все равно, что деньги

Я стою в аэропорту Одессы среди встречающих. Я часто так стоял в разных странах мира, ожидая тех, с кем у меня была назначена встреча. Потому что часто мы договаривались встретиться с партнерами или родственниками в том или ином городе. Теперь вот - аэропорт Одессы.

До прошлого года я не был в нем ни разу. При том, что в JFK или аэропорту Шеньчженя я, помнится, был более десятка раз. Но только не в аэропорту Одессы. Но даже это немалое достижение - самолеты все же летают, хоть откуда-то хоть куда-то. Кого я встречаю? Мою дочь.

Она уже летает одна, независимая и самостоятельная. Годы идут теперь особенно быстро, а я не замечаю. Вроде только недавно мы отпускали ее впервые одну в творческий лагерь и были в страшном стрессе и мучительно переживали и считали дни до ее возвращения. И, кажется, примерно в то же время впервые я заводил ее за ручку в ее первый самолет, хотя между этими событиями огромное количество лет, но оба они уже давно в прошлом, и уже нет никакой разницы между тем, что было год назад и десять - все одинаково как вчера.

Когда-то, в самом начале работы инвестфонда, меня смешил полет из Запорожья в Днепр (80 км) на винтовом "кукурузнике", и я предлагал пассажирам прочесть перед взлетом "Отче Наш". Сейчас я одобрительно смотрю хоть на "кукурузники", хоть на ковры-самолеты, и готов прочесть молитву, чтобы не перестало летать хотя бы то, что летает сейчас.

Шутка с короновирусом затянулась, и давно уже стало не смешно, и мы уже не смеемся, и кричим "Горшочек, не вари!", ведь мы думали, что триумфально победили еще в мае, конечно не как Россия, которая одержала победу над короновирусом одновременно с победой в ВОВ, ровно 9 мая, но тоже где-то в том районе, а оказалось, что просто ничего еще даже не начиналось.

И теперь, глядя как какие-то люди от безделья переключают цвета на каких-то зонах - желтый-оранжевый-красный, выдают новые страшные цифры и с драматическим видом их оглашают, а всем вокруг уже настолько до лампы, что реакция на цифры по ковиду давно сравнялась с реакцией на цифры по войне, то есть ноль реакции, глядя на это все, я говорю: пусть летает хоть что-нибудь, потому что перемещаться по поверхности Украины - как минимум тяжело. Не предназначена для этого поверхность Украины, так сложилось исторически.

Я объясню причины моего розпача. Я, в отличие от многих, нормально чувствовал себя в воздухе. Хоть над Атлантикой, хоть над Донбассом. Потому что когда самолет оторвался от бетона, уже неважно, что там, под крылом. Открою страшную тайну, и вам будет летать еще страшнее, если вообще полеты не уйдут во тьму легенд: под крылом - пустота. Под вашими подошвами - пустота. Вы висите в пустоте. Бу! Страшно? И самолет, если взлетел, теперь или сядет, или нет, и думать об этом вообще нет смысла, потому что - какая разница, если всё происходящее - только часть пути воина?

Я нормально чувствовал себя, только если делал хотя бы два перелета туда-назад в месяц. Если этого не происходило, я начинал себя чувствовать ненормально. Да, так получилось: чтобы хорошо чувствовать себя на земле, мне нужно провести несколько часов в воздухе. Во время карантина я научился справляться с этим, и научился на ура. Но дело не только в этом: перемещаться по земле долго и тошнотворно. Это сжирает время. А значит - деньги. И вот, пока я делал 30-40 перелетов в год, оказывается, прошли годы и годы. Дочка - взрослая барышня, полна идей и идеалов. Сын - почти подросток, а ведь только вчера мы сомневались, не слишком ли он мал и мил для первого класса общеобразовательной школы.

Я всегда считал время ресурсом, равнозначным деньгам. И вот вдруг я вижу серьезный перерасход этого ресурса: он куда-то делся, а я и не заметил. И не замечал бы и дальше, если бы не катастрофически подрастающие дети. И этот перерасход происходит еще и в изменившемся мире. И изменения продолжаются, и сколько будут продолжаться - не знает никто. Но пусть хотя бы летают самолеты.

Вот моя дочка выходит из здания аэропорта. Все правильно. Она выросла и прилетела. Мы с Ксюшей прилетели из Киева. Выросший до неузнаваемости за лето Гоша с бабушкой и дедушкой приехали на авто с водителем из Днепра. Только недавно мы всегда были все вместе в Днепре, ведь дети были такими маленькими. Теперь мы съезжаемся со всей страны. В этом году мы собрались в Одессе. Я не предполагал этого ровно год назад, сидя в ресторанчике в гроте у моря на Амальфитанском побережье. А уж как я не предполагал этого ровно два года назад, когда все мы сидели в бистро в Монако, в Порт-Эркюль, и название набережной, где располагалось кафе, не наводило ни на какие мысли, а название было - Авеню де ля Карантин. Тогда мы тоже долго слетались отовсюду, и собралась нас там огромная семья. А теперь мы точно так же собрались в Одессе.

Хуже или лучше здесь, чем в Монако? Да не хуже-лучше, а по-другому. Главное ведь не это, а то, что все здесь, рядом, вместе, и у всех все в порядке. Вот сидим мы все вместе, и я смотрю на этот ежегодный слет семьи. Да Бог уже с ними, с аэропортами, Монако, Ниццами и Лигурийскими побережьями. Можно и без них. Пусть просто все будет у всех хорошо. И не будет нового карантина. И не будет, из-за чего его снова вводить. Просто пусть все будут здоровы и вместе. Только иногда становится жаль, что время идет, и его не остановишь. Жалко времени: оно ведь все равно, что деньги. Но это можно было бы перенести. Но - дети растут. И вырастают.

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
20.10.2020
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Изображение капчи

Подписаться на новые блоги на платформе Инвестгазета:

 

Курсы валют

Официальные курсы основных валют (НБУ) на сегодня
Доллар США
ЕВРО
Фунт стерлингов

 

^