Как мы ловили кайманов и пираньи на Амазонке, а потом их готовили

Все, с чем мы столкнулись в Перу, оказало на нас сильное впечатление, наверное, из-за жесткого графика и огромных затрат сил. Возможно, график стоило сделать более гуманным, особенно принимая во внимание их климат. Нам не помогла даже неделя на пляжах Мексики, куда мы перебрались перед отлетом в Украину, несмотря на то, что мы выпили весь качественный алкоголь в баре отеля. Фирменный рецепт Хемингуэя не сработал: он считал, что все картины, стоящие у него перед глазами, когда он пишет и не отпускающие его, когда он не пишет, можно убрать, выпив стакан-два. Все увиденное стояло перед глазами и в Мексике, и после возвращения домой. Помаявшись дома неделю, и не получив исцеления от родных стен, мы спаковались и улетели в Милан, по билетам стоимостью 15 евро.

И вот мы расхаживаем по Милану и пьем апероль в местных ресторанах. И это огромное облегчение, что можно пить апероль и не пить воду из реки, пусть даже и пропущенную через фильтр. Однако, стоит взглянуть в чашку заказанного капучино - И что я вижу? Я вижу Амазонку. При том, что когда мы плыли по Амазонке, очень часто она напоминала мне то Днепр в разных местах, то вообще Орель возле пригородного Кировского, где наш летний дом на берегу. У меня еще не было времени поехать туда, но я уже сейчас знаю, что теперь этот дом будет напоминать мне наш эко-лодж на Амазонке. А когда мы плыли по сплошным зарослям, то иллюзия того, что мы где-то в затоках Орели, была полной.

На самой реке мы провели немало времени, ровно столько, чтобы она успела нам надоесть. Первое, что мы сделали, попав в эко-лодж - отправились на ночной лов каймана. С нами были матерый рейнджер Франциско и тот самый лодочник, о котором я писал - авторитет из ближайшего села. Из необычного: звезды над Амазонкой большие и яркие, потому что на сотни километров вокруг нет засветки неба от городских огней. Не знаю, где подобное можно увидеть в Украине. И вообще, если не включать экран смартфона фонарь, то темнота такая, что не видно, кто сидит с тобой рядом в лодке. Но у нас был включен прожектор, и на этот свет из воды выпрыгивала мелкая рыбка и залетала к нам в лодку. Так продолжалось, пока в лодку не залетела рыбина величиной с нашего коропа. Она наделала немалый переполох, потому что это странно: вы летите по реке на моторке, и вдруг в вас бьется рыбина килограмма на три-пять. Рыба оказалась местной рыбой-драконом, и раз она уже попалась, нам разрешили забрать ее с собой в лодж.

Каймана нам поймал Франциско. Это был малыш меньше метра длиной. И этот вариант мне подходил: меня беспокоило, что перемещаясь по воде с такой скоростью, в темноте мы налетим на пятиметрового каймана, которому, конечно, ничего не будет, а нам что делать? Лодка будет распорота и пойдет на дно, а мы окажемся на середине реки, где до каждого берега по километру и кайманы, которые, уверен, в курсе, что мы плыли охотиться на них. Поэтому, когда охота свелась к вылову двухлетнего малыша с последующим его выпусканием обратно в реку, мне стало как-то спокойнее. Причем Франциско, не меньше Алладина обеспокоенный, как не прогневить духов реки, предков кайманов и силы леса, а ведь ночное время только усугубляло нашу вину за вторжение, вообще не выпустил малыша из своих рук, впрочем, крокодил сидел довольно смирно, флегматично, и вообще, возможно, спал. Лишь раз он вяло шевельнул хвостом и попал по руке нашего товарища, когда тот потянулся его погладить. На коже от хвоста остались глубокие царапины. Что может взрослый кайман, если напряжет все свои силы, я после этого даже не хочу представлять. Особенно ночью. Это же малыш пока что питается мелкой рыбой. Как только все посмотрели нашу добычу, Франциско выпустил крокодила в воду.

Вроде и глушь, и до ближайших людей десятки километров, и вообще, кому какое дело, что тут происходит, но: для каждой такой ночной вылазки с выловом крокодила нужно каждый раз брать специальное разрешение. Странно видеть присутствие некой власти там, где ее вообще нет. Но это только кажется что нет, а она есть. Хороший пример для Украины. Итак, меня устраивало, что у нас в лодке не ворочается 5-метровое связанное выловленное чудовище, и нам не надо делать обратную дорогу под аккомпанемент ударов бронированного хвоста об лодку и треск ломающихся сидений. Мне подходило сидеть в лодке сухому, с людьми без крокодила и не рисковать перевернуться. Тем более, что Франциско, пообещавший нам восхитительные блюда из улова, молодецки вывернулся из ситуации.

Перед нашим отплытием Франциско позвал местного Чака Норриса, признанного Данди-Крокодила, если кто помнит такой фильм, очень сурового и умелого индейца, и поставил ему задачу и 100 долларов. Тот собрал свою особую бригаду из таких же неуязвимых, и они отбыли в особые места, куда, уверен, ни одному гринго никогда не попасть. Они были настолько круты, что ночью их не сожрало ни одно чудовище сельвы и реки, зато они притарабанили и отдали повару нашего лоджа полутораметрового каймана мясной породы, это по мясу примерно как наш гусь. Повар свое дело знал крепко, и приготовил для нас блюда из каймана, которые по вкусу не отличались от лягушачьих лапок из какого-нибудь неплохого парижского ресторана. Вся затея обошлась нам по 10 долларов с человека. Это баснословные деньги в тех местах.

На следующий день мы отправились ловить на удочку пираний. Это дело намного более легкое, чем рыбачить в Днепре: нанизываешь на крючок кусок сырого мяса, немного плещешь концом удочки (обычной кривой палки, к которой привязана леска) в воде - и пиранья на крючке. Рыбачили мы долго и обстоятельно, в основном из-за того, что заниматься в лодже больше нечем. Наловили пираний приличное количество, причем снимал их с крючков только Франциско, иначе все вернулись бы в лодж без пальцев, а у него получалось легко и ловко, и здесь не только вопрос в том, что она кусается, но и что она так заглатывает крючок, что обычный человек ее фиг снимет. Да и сам крючок, вроде и небольшой, привязан к леске через длинный кусок проволоки, который пиранья не с первого раза разгрызет.

Наш улов мы притащили в лодж и отдали повару. У меня был хитрый план, который отправил бы в нокаут всех партнеров и инвесторов после нашего возвращения домой. Пиранья - рыбка величиной в ладонь. И я имел видение, как с ней поступить. И я отправился к повару толковать. Повар слово "таранька" не понял, а по поводу "салтед драед фиш" сказал - ноу тайм фор ит май френд. Поэтому моя мега-затея привезти партнерам собственноручно сушеную пиранью под пиво, не получилась. Повар просто пожарил и сварил уху из нашего улова, надо сказать, рыба очень вкусная. Когда я поднимался на борт миланского рейса пару дней назад, я снова себя успокаивал: все равно связки насушенной мной пираньи не пропустили бы на борт таможня и фуд контрол. Так что и жалеть нечего. Но все равно, картина развешенной на веранде нашего бунгало сушащейся под марлечкой пираньи до сих пор не дает мне покоя. Делал ли так кто-нибудь в нашем эко-лодже? Не знаю. Я мог бы принести местным племенам свет знаний Приднепровья, известный каждому нашему рыбаку. Вдруг это изменило бы их цивилизацию?

Занятно, что пираньи кишат не прямо по всей Амазонке от и до, оказывается, есть только некоторые места, где они водятся, и нужно плыть туда. Точно так же есть места, где гарантированно не будет ни пираний, ни кайманов. Именно в таком месте мы посетили последнюю аттракцию Амазонки: прыжки бомбочкой в реку с борта лодки. Несмотря на то, что считается, что весна в тех краях только началась. Несмотря на пасмурную погоду. Франциско предупредил только об одном: не хлебать воду. Это реально опасно и очень плохо. И я поверил ему на слово, что хлебнуть воды из Амазонки - это намного хуже, чем хлебнуть воду из Днепра. Мы поныряли и поплавали: река как река. Обычная. Только вода очень мутная, и от этого неприятно. Скажу, что от моря в Мексике, куда мы поехали после Перу, я был в большем восторге.

После этого мы вернулись в лодж и начали паковать вещи, чтобы вернуться в Куско. "Вернуться в Куско" - это означает день в диких перемещениях: полтора часа по реке на лодке, против течения; полтора часа по глиняной дороге до Икитоса; а потом - тарахтящий и ныряющий в воздушные ямы над сельвой самолетик контрабандистов от Икитоса до Куско. Но нас вдохновляли пережить дорогу удобные номера и человеческие рестораны в нашей гостинице. Оказавшись в Куско, мы морально были готовы лететь домой, из-за страшной усталости, но вместо этого мы отправились на другой конец страны смотреть храмы и пирамиды доколумбовой эпохи.

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
26.06.2022
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Изображение капчи

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://investgazeta.ua/

Подписаться на новые блоги на платформе Инвестгазета:

 

Курсы валют

Официальные курсы основных валют (НБУ) на сегодня
Доллар США
ЕВРО
Фунт стерлингов

 

^