Село на берегу Амазонки

Село на берегу Амазонки Село на берегу Амазонки

Я много писал здесь про Алладина, который с легкостью разбирался в джунглях и рассказывал нам, как правильно доставать и кушать личинок сури, или сок какого дерева принимать, если с водой из амазонки вы проглотили нескольких паразитов. Да, Алладин был настоящий дух сельвы и дитя природы. Но на самом деле проводников у нас было двое, и вторым был Франциско, и он был тоже крутой рейнджер, хотя оба они были простые амазонские пацаны и ни одному из них не было больше 25 лет. Франциско лучше говорил на английском, был интереснее и более бывалым, и мог освещать такие сложные темы, как социальная организация и политика. Также он понимал вопросы туристов и мог на них ответить.

Во время передвижений по джунглям мы подплыли к родной деревне друга нашего Франциско. И он предложил зайти, посмотреть, как они живут. Чтобы попасть в деревню, нужно выгрузиться на берег, пройти по дощатым мосткам и лестницам и подняться на небольшое возвышение, расчищенное от деревьев и абсолютно плоское, равномерно покрытое травой. Самое понятное сравнение - футбольное поле в пионерлагере на берегу реки. То есть такой плоский поросший травой участок. На этом поле и стоит то, что местные называют деревней, то есть два ряда домов - один выходит к Амазонке, второй повернут к сельве. Между домами - просто травянистое ровное пространство, мы назвали его главной площадью деревни. На этом пространстве дети играют в футбол - больше в деревне заниматься нечем. Дома все разные. Есть под крышами из листьев, есть, как мы уже встречали, под ржавым кровельным гофрированным железом. Есть со стенами, есть без стен. У некоторых стены сделаны из разных кусков чего-то типа фанеры, у некоторых - из досок со следами краски, явно снятых с полов и привезенных из какого-то учреждения в городе, есть по типу хаток, которые можно видеть еще в украинских селах - неровные стены по виду тоже из смеси глины с растениями, покрашенные белой краской и под крышей из листьев. Такие тарасови хаткы. Ни окон, ни дверей, конечно, нет - зачем этих условностей. Просто оконные и дверные проемы.

Я, кажется, не увидел в селе ни одной одинаковой постройки. Все разного размера и из разных материалов. Все, конечно, подняты на сваях и с верандами. Возле домов бывают маленькие сарайчики для кур, достаточное количество которых бегает по селу. Никаких заборов между домами нет. В нескольких местах, у самых жлобских хозяев, мы видели периметр участка, выложенный из деревяшек, хотя возможно, это просто, чтобы ходить в грязь.

Выдающихся построек в селе три: это школа, в которой есть одна классная комната, в которой есть шкаф с учебниками с первого по шестой класс. Учитель приезжает из цивилизации и живет в селе по 4 дня в неделю, причем в своем собственном доме учителя. Мы заглянули в него - учителя не было, а в пустой комнате висел только гамак. В школьное помещение сходятся все ученики, что есть в наличии, получают из шкафа учебники и учатся. Где и чем заняты в это время их родители, мне даже не хочется представлять. Школа - большое помещение с ровными стенами, тщательно окрашенными светлой краской и ровными полами. Она построена не из разных кусков и досок, а из приличных материалов. В каждом селе такие школы одинаковы - их вдоль Амазонки строит государство.

Вторая выдающаяся постройка - это церковь. Это страшное, темное, похожее на склад, абсолютно пустое помещение, сколоченное вкривь и вкось из досок со следами старой краски, в котором есть дверной проем и два оконных проема. Но, надо отдать должное: она покрыта не листьями, а ржавой гофрой. Внутри, как вы поняли, проходят богослужения. Все было бы как надо, если бы именно она не была чуть ли не единственной, помимо курятников, постройкой в селе, не поднятой на сваях на случай половодья. То есть логику я понял так: касательно церкви о половодье можно не беспокоиться. Она как-то вне зачета здесь. Но оно и понятно: местные в церковь хотя и ходят, но по-настоящему полагаются только на местных духов, которыми плотно заселено все окружающее пространство. Именно они решают все вопросы по-настоящему.

Ну и самый выдающийся дом - это дом единственного сельчанина, работающего в лодже, где мы жили. Во-первых, он самый большой в селе. Во-вторых, он самый ровный. В-третьих, он сделан из тех же материалов, что и наши бунгало в лодже. Не знаю, то ли хозяин "с работы принес", то ли покупал все по образу и подобию того, что видел в лодже. В-четвертых, это единственный дом, затянутый москитной сеткой от и до. Сетка, как вы уже поняли, та же самая, что в наших бунгало в лодже. Короче, аппер класс лакшри.

В селе хозяин этого дома является наиболее уважаемой и авторитетной личностью, все без исключения признают его крутизну. Для сельчан он является тем самым "патроном", по типу мексиканских, о которых я писал в недавнем посте. Логику понимаю: раз трется с гринго, то решает вопросы. И страшно даже представить, насколько остальные не решают вопросы, если наделяют в своем воображении этого товарища таким статусом, возможностями и полномочиями. В лодже у нас этот местный авторитет, бугор и стояк был просто индейцем, который возит туристов на лодке по Амазонке. Понимаете? Просто ведет лодку, чтобы она не воткнулась в берег. Это даже не наш Франциско, который общается с туристами, говорит на английском, рассказывает им обо всем, коммуницирует, и, когда надо, организовывает что надо. То есть Франциско настолько крут, что вообще выпадает из местной иерархии, и, скорее всего, добившись в жизни такого оглушительного успеха, как рассказы скучающим и не слушающим его туристам про деревни и стирку в Амазонке, давно отлепился от односельчан и перебрался в реально роскошный населенный пункт, в который даже протянута электролиния.

Это, кстати, очень поучительная история, как наш Франциско выбился в люди. Он родился и рос в этом селе, бегал по нему с другими детишками, курами и собаками, пил из Амазонки, правда, он и сейчас пьет из Амазонки, кушал бананы на завтрак, обед и ужин, спал на досках. Но вовремя понял, что это не жизнь. Я не знаю, что именно его навело на эту мысль. Возможно, это произошло после того, как его мать умерла, укушенная ночью заползшей в дом змеей. И он начал учить все, что преподавали в те времена в единственной классной комнате в селе. Потом выучил английский. Потом выдернул родовые корни из местной плодородной почвы и уехал учиться в село покруче. Оттуда поехал учиться в Икитос, перуанский аналог Житомира. И выучился, и знает теперь массу всего обо всем, что его окружает, хотя он и так знал большую часть этого с детства. И вот так он стал приличным человеком. Конечно, по меркам сельвы, не Украины. По нашим мерам экскурсовод это вообще не человек, и с каждым годом все больше. Для меня так и остается загадкой, почему для современного украинского общества за человека канает только организм с хотя бы миллионом гривен оборота, при том, что он может не являться человеком вообще, а чаще животным. Но там дела обстоят вот так. Пацан к успеху шел, и пришел. Он живет в приличном месте, есть кроме бананов и бобов и другую еду, женат, но вместо 8-10 детей у него только один ребенок. Он объясняет это так: "Одному легче дать образование, чтобы у него было будущее где-то в городе".

Село мы посмотрели ровно за пять минут. И нужно было заняться чем-то еще. И Франциско позвал нас посмотреть, какие здесь дома изнутри. И все произошедшее дальше со мной произошло именно из-за того, что я увидел, как живут люди в этих домах.

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
27.11.2021
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Изображение капчи

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://investgazeta.ua/

Подписаться на новые блоги на платформе Инвестгазета:

 

Курсы валют

Официальные курсы основных валют (НБУ) на сегодня
Доллар США
ЕВРО
Фунт стерлингов

 

^