Как мы остановились в ресторане по среди леса Амазонки

Как мы остановились в ресторане по среди леса Амазонки Как мы остановились в ресторане по среди леса Амазонки

Перемещаясь по Икитосу, мы поняли: чтобы исследовать этот город, есть два варианта: здесь нужно провести либо дней десять, чтобы увидеть все, чем он богат и вкурить его величие, либо здесь нужно провести не более одного дня, чтобы не испортить первые яркие впечатления. Я уже говорил, что Икитос - это ворота в Перуанскую Амазонию, последний форпост цивилизации. И именно эти ворота нас и интересовали, точнее - выбежать за эти ворота. И мы выбежали.

Нас манила к себе река Амазонка, до которой было 20 км, причем манила с самыми дачными целями - покупаться, порыбачить, романтически на лодочке покататься. Все это мы в последующем феерически проделали, но, чтобы это совершить, к Амазонке надо попасть. А в Икитосе все сурово: вышел из города, и сразу сельва. И стоит зайти в сельву на пять метров, как вспоминается герой Копполы, повар по кличке Шеф, как он бежит из зарослей с криком: "Тигр! На меня напал гребаный тигр! Меня учили на повара, что я здесь делаю!". Тигр не выскочил, но путь до амазонки мы поехали на нормальном микроавтобусе за полтора часа. И умаялись так, что проехав только половину пути к реке, решили остановиться: температура в тот день была за 35 градусов, а влажность приближалась к 100 процентам. И мы слегка подофигели и даже иногда призадумались, как говорит мой друг из солнечного Баку: "Эта зачэм? Зачэм эта, дарагой?"

Но у нас есть маленький секрет выживания. В самой дикой стране в самой бесчеловечной местности мы выживаем, потому что всегда берем с собой... Угадайте что? Местного проводника. И эта привычка нас ни разу не подводила - ни в саванне Кении, ни на ледниках Исландии. Рекомендую и вам этот способ. Гид ориентировался хорошо, и сказал, чтобы приободрить нас: ок, здесь есть небольшая забегаловка, давайте сходим. И мы подумали - да, надо посидеть на какой-нибудь заправке ОККО. Хорошая идея. А потом, как вариант, если мы не сдохнем в этой бане, можно поехать дальше. Или фиг его знает, что делать. И мы пошли. Среди джунглей было село, которое нас не заинтересовало. Проводник сказал: "А вот и кафе". И показал куда-то вверх. Вверху, на бревнах, на высоте примерно девяти метров, был курятничек под пальмовой крышей. И мы полезли вверх.

Наверху нас ждало вот что: громко и пафосно заиграл орган: табадабадаааааам! потом - какие-то трубы: тру-ту-тут-туту! Мы смутились: ну зачем же нас так встречать, мы ведь только в туалет. И мы пошли по этому кафе к барной стойке. Джунгли, не джунгли, а пиломатериалы у этих синьорос пошли на объект качественные. Пол, точнее палуба или настил, был из отличных толстенных досок, притом поверхность, которая являлась полом, была зашлифована и очень ровно прокрашена качественной краской. И пол был шикарный, ничем не уступал верандам в наших самых дорогих ресторанах. Конкретный такой пол. Блестящий, как сказка. Я прямо залюбовался. Между досками, правда, были щели в ладонь шириной, и в них было видно, как внизу на расстоянии трех этажей от нас маячит земля.

Тем временем вся постройка продолжала вибрировать от пафосных звуков торжественной музыки. Вот оно что: в углу этой экзотической наливайки, под собственной маленькой крышей из листьев, располагалась сцена. Что бывает на сцене кабака в глухом селе, независимо где оно - в украинской степи или перуанской сельве? Правильно: две метрового роста колонки по 200 ватт, клавишные, микрофоны и пульт. Как все равно в Пятихатках или Солоном. Только тамады не было. И музыка наваливала из этих колонок. Задник сцены меня убил: это была натянутая баннерная ткань с люверсами. На ней была напечатана певица в национальном, только пляжном, наряде. Капец капец.

В кафе было оживленно, как я понял, была команда свистать всех наверх, и персонал шустрил там очень завзято. Сперва мы подумали, что у них генеральная уборка, или капремонт, или переезд, и что мы не вовремя. Но нам сказали: все ок, майфренд, рестрант воркинг.

Мы продолжили идти к барной стойке, и это был непростой путь. Я обратил внимание на мебель: столы и скамейки были аккуратно сваяны из толстенного цельного бруса. Такую скамейку поднимать надо минимум вдвоем. В кафе в тот час было вот что: огромный стол, застеленный белой скатертью и весь заставленный какой-то неведомой фигней, больше всего похожей то ли на разноцветные пластиковые электрочайники, то ли формы для пасок, то ли нидерландскую пластиковую посуду, которой я торговал, когда только приехал в Днепр. Не знаю, что это было. Наверное, лучше и не знать.

На одном из дебелых столов очень по-родному и ностальгически, как в нашей университетской общаге, стояла старая банка из-под нескафе. Далее начинался полный хаос: котелки, котлы, мешки с чем-то, груды разноцветного тряпья (может, готовились к празднику Пернатого Змея, а может, просто спят в них), пластиковые тазы и ведра, 200-литровые бочки ESSO, казанки с водой и без воды, расставленные на все тех же столах. И вдруг среди всего этого - бах, умывальник из нержавейки, по типу как в туалетах укрзализницы. И это мы прошли только половину зала. Опять груды то ли тряпок, то ли тканей, возле очень неплохой барной стойки с нормальной такой столешницей свалены: связки бананов, хворост и палки из сельвы, шляпа сомбреро, огромные кокосы, какие-то тыквы и внезапно - брендовые красные Nike Jordan Air. Стоптанные, но фирменные. И здесь я задумался - не сплю ли я?

Сама барная стойка зато была почти пуста и чиста. Там лежало, как я понял, лишь самое ценное: Библия на испанском, пульт от телевизора (вопрос - в роли чего?), с потолка круто свисал провод с разъемом SCART, также лежала большая красная тряпка, стояла полвина пластикового ведра питьевой воды, был фрукт, похожий на хурму, в обрезанных пластиковых бутылках - несколько веточек коки, и кучка зерен кофе. И еще стоял на стойке судочек точь-в точь от мороженых окорочков Нашей Рябы, со следами чего-то съеденного. И это все у них называлось - рестрант воркинг. А над всем этим могущественно сотрясали воздух фуги органа и торжественные духовые оркестры.

За барной стойкой я заметил висящий вверх ногами женский сатиновый халат, у нас в таких ходят бабки в больницах, газовый баллон, пивные ящики, сковородки, надо сказать, надраенные идеально, опять пластиковая посуда и всякий кухонный хлам. За деревянными перилами, как раз на уровне глаз, расстилались вершины сельвы. Как пользоваться рестораном, мы не поняли. "В любой непонятной ситуации иди в туалет!" - доверительно поведал мне на корпоративе один наш гик, я уже писал про него, тот, у которого день рождения 1 января 2000 года. Я так и сделал. В туалете я еще раз подивился, из какого хорошего и качественного бруса, отлично обработанного, выполнена вся постройка.

Но в туалете понятнее не стало. Я зашел в мужской туалет, то есть отгороженный уголок все той же платформы на высоте. И мужской туалет был не полный: там был только писсуар. Думаю, это как-то связано с кодексом местных выпивох: по-маленькому забежать не возбраняется, а вот по-большому уже некомильфо: тайга вокруг, в смысле - джунгли. Слезай вниз и пошел в сельву. А потом приходи. Писсуар волновал воображение, и забреди сюда Сальвадор Дали, его бы разорвало от восторга: это была гигантских размеров ярко-желтая пластмассовая воронка, у нас через такие любят на базарах наливать из бочки олию, вставленная в трубку, которая уходила в пол, то есть палубу, и что с ней было под палубой, неизвестно: скорее всего ничего. Трубка была из нержавейки, со внутренним диаметром типа наших три четверти, но со стенками в палец толщиной. И я вышел из туалета обратно в зал: там хотя бы свои.

К счастью, в зале уже началась торговля кокосами, и это было спасительно. За три соля (75 центов) нам выбрали кокосы покрупнее, буквально за полминуты прорубили каждый с помощью мачете до молока, вставили трубочки и отдали нам. Мы были спасены: теперь можно было с деловым и независимым видом потягивать через трубку прохладную влагу из кокоса и наконец опереться на что-то привычное. В той жаре и влажности это было по-настоящему хорошо. Я вообще обожаю пить кокосовое молоко, потому что оно - сильный энергетик и прет после него ого-го как, как после литра кофе. А особенно, если еще и прохладное...

После этого оставшаяся половина пути до Амазонки прошла у нас намного бодрее и жизнерадостнее. Последние метры дороги - и перед нами блеснула глянцевая полоса бурой широкой реки. Мы выкатились на хорошо утрамбованный босыми ногами земляной берег. Амазонка!

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
27.11.2021
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Изображение капчи

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://investgazeta.ua/

Подписаться на новые блоги на платформе Инвестгазета:

 

Курсы валют

Официальные курсы основных валют (НБУ) на сегодня
Доллар США
ЕВРО
Фунт стерлингов

 

^